Аргентина. Буэнос Айрес

Город Пресвятой Троицы и Порт нашей Госпожи Святой Марии Добрых Ветров – не предел пышности в этих широтах.
Миф, сформированный тремя веками иммиграции и надежно защищенный от проверки географией. Латиноамериканский Париж, на улицах которого танцуют танго, в кафе говорят о театре, в фонтанах спят черепахи, а дети читают Борхеса. 
Реальность, как обычно, более разнообразна. Это большой, вполне современный город, последние 100 лет ползущий прочь от своего исторического центра и от мифа о себе. 
Из Сан Тельмо все сбежали в XIX веке, спасаясь от жёлтой лихорадки. Сейчас это множество заброшенных домов, пара невразумительных музеев, хостелы, блошиный рынок с пластинками Гарделя, лампами и утюгами. Если судить по хипстерскому оттенку местных жителей, это будущий Вильямсбург.
Ретиро, бывший гнездом порока еще лет 50 назад, тих, пуст, повсюду McDonald’s.
Портовых блядей из Пуэрто Мадеро вытеснили Pricewaterhouse и Microsoft.

Названия улиц здесь, как и в большинстве городов континента, трёх типов: топонимы, знаменательные даты и имена героев-освободителей. Все герои похоронены на кладбище Реколета. Предметно искать там кого-то – занятие не слишком продуктивное: в каждом склепе несколько жильцов, а таблички на стенах – знаки внимания бывших коллег и друзей по жокейскому клубу, появляющиеся при наступлении очередной памятной даты. Внутри – нарядные гробы под кружевными покрывалами, и вопрос, где же гниют настоящие трупы владельцев, на фоне уже почти летней жары сильно беспокоит. У входа на кладбище – островок монументальных розовомраморных сооружений для авторитетных бизнесменов из новейшей истории. 
От Реколеты на север растут всё более современные кварталы, жизнь в которых, кажется, не отличить от любого благополучного города. Если нет готовности пройти пару десятков километров, всё можно увидеть из окна туристического автобуса. Отдельный квест – найти его остановку. В самой дальней точке маршрута – открыточный Barrio Chino. Сто лет назад дачники сажали здесь картошку.
Смотреть на танго можно несколькими способами: 
- стоять на углу Av. Florida и ждать
- идти на профессиональное танго-шоу
- найти клуб, где танцуют местные
Мы выбрали третий. Ночной весенний Палермо был прекрасен, слегка освещён, со щебетом из уличных кафе и неловкими, но весёлыми барменами. На месте нужного адреса оказался армянский культурный центр, в нём ресторан Карабах, там свадьба, серьезные мужчины, драка и скорая помощь. В подвале, действительно, танго – дивное, старые пластинки со сложными переменами темпа. С полуночи до утра танцуют упорные любители, лет от 30 до 70. Красота невозможная, и становится понятно, что это социальный танец, а не сценические перья.
Да, Борхес! «Это наша травма», - говорят аргентинцы. На Реколете рекламируется его могила, но перенос останков из Женевы задерживается. Дом – без черепах и фонтанов, многоквартирный, в таком мог бы жить средней успешности банковский служащий. Гомбрович, например. В ресторане за углом обедает общество слепых.
Жители города бесконечно ласковы, разговорчивы и готовы ответить на любой вопрос, кроме одного – где взять мелочи для оплаты проезда в автобусе.

Комментарии
travelogue   #
17.09.2015 в 21:33
F[etyyj!